За фасадами Петроградской стороны. Маршрут от Петроградской до Спортивной

     Петроградская сторона — особенный район Петербурга. О нем в первую очередь думается, если хочется представить город цельно: частые линии улиц, угловые башни и необычные фасады, маленькие дворы, кофейни, цветочные лавки. Выходим из метро на Петроградской и будем двигаться в сторону Спортивной — осматривать следы эпох и вспоминать удивительные истории этих кварталов. 




     Начало маршрута описано здесь.




     Возвращаемся на Большой проспект, к дому 44. Это яркий представитель северного модерна: смело ассиметричный, махрово оштукатуренный, благородного серого оттенка. Огромный и монолитный, он отличается пластичным фасадом, окнами разных размеров и форм, фактурной штукатуркой. Порталы отделаны гранитным камнем. Это доходный дом купеческой вдовы Путиловой. Этот проект архитектора Претро 1907 года также известен как Дом с совами: в стреле портала здания можно увидеть скульптуры сов.



     Выходим на улицу Воскова, где находится Пушкарский сад и здание с примыкающей часовней придомовой церкви иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость». На доме со стороны сквера надпись: «Место явления Пресвятой Богородицы, 1890 год». Чудо произошло с безнадежно больным юношей Николаем Грачевым. Явившаяся ему в молитве Пресвятая Богородица велела ехать на другой конец города к чудотворной иконе «Всех Скорбящих Радость», которая славилась исцелениями. Помолившись у образа Богородицы, юноша смог ходить. Николай Грачев стал иеромонахом и служил в храме, устроенном на втором этаже этого дома. В 1900 году он основал здесь приют для тяжелобольных детей. Сейчас в здании бывшего приюта находится музыкальный колледж.


Академия танца и классическая гимназия

     На Большой Пушкарской улице обратим внимание на Академию танца имени Бориса Эйфмана


     Фундамент нового здания заложен в 2008 году на месте бывшей репетиционной базы балета Эйфмана. Во дворе сохранен памятник деревянной архитектуры — особняк, перестроенный в романтическом и неоготическом стиле для жены доктора медицины Юлии Доберт. Одно из решений для экономии площадей внутри академии — актовый зал, который выглядит как широкая лестница, но при этом высокие ступени служат скамьями. Здесь светло, просторно, воздушно — благодаря нежному бирюзовому цвету, натуральным материалам, остекленному атриуму между жилым и учебным корпусом.

     Снова возвращаемся на проспект. Видим угловую башенку с флюгером, которая венчает эркер цилиндрической формы. Это дом 13 — доходный дом Бородулина. Ажурные решетки на балконах, сильный треугольный выступ на проспект. Выучим еще одно архитектурное слово — «рустовка». Руст — камень правильной формы с обтесанными краями и обработанной лицевой стороной и шов, получающийся при кладке этих камней. Здесь рустовкой выделены многие участки фасада.


     Перейдем дорогу и посмотрим на дом 6 по улице Пионерской. Здание будто нарастает в объеме снизу: огромный балкон поддерживают атланты; над ними декор уплотняется, и в улицу выступает колоннада, венчаемая треугольным фронтоном. Это доходный дом Колобовых, завершенный в 1912 году. Окна имеют разную форму — прямоугольные и полукруглые, что отражает влияние модерна. В XIX веке по этому адресу находилась мужская школа при частном пансионе, которую посещал Чайковский.




     Переместимся на параллельную Пионерской улицу — Красного Курсанта. Она называлась и Спасской, и Инженерной, и Греческой. Здесь увидим вывеску классической гимназии — действующее учебное заведение имеет в плане предметы дореволюционных гимназий: здесь преподают латынь, древнегреческий, английский и немецкий языки. Большое внимание уделяется математике. В гимназической программе считается, что именно древние языки и математика представляют совершенный образец логики, структуры и гармоничности.

     За гимназией видим дом 8, брандмауэр которого украшает яркий рисунок. Он появился к 200-летнему юбилею Бородинского сражения и изображает героев Отечественной войны 1812 года — Михаила Кутузова, его генералов и солдат. Место неслучайно: это двор Военной-космической академии имени Можайского, где Кутузов учился и преподавал.


Страницы Достоевского

     Переходим через Большой проспект, выходим на улицу Съезжинскую. На четной стороне — бывший съезжий дом Петербургской части — помещение полицейского участка и пожарной команды. От него и получила название улица. Пожарная каланча не сохранилась, но в доме по-прежнему располагается действующая часть. На углу Съезжинской и Большого проспекта покончил с собой герой романа Достоевского «Преступление и наказание» Свидригайлов: «Молочный, густой туман лежал над городом. Свидригайлов пошел по скользкой, грязной деревянной мостовой к Малой Неве <…> Поворотил в [Съезжин]—скую. Тут-то стоял большой дом с каланчой… Свидригайлов спустил курок…»

     Краснокирпичный дом №3 — особняк Вильгельма Тиса. Это творение архитектора Шмидта, двоюродного племянника самого Фаберже, создано в 1898 году. Ранее тут стоял двухэтажный деревянный дом, где в 1871 году жил студент Петербургского университета Иван Павлов, будущий великий ученый. Шмидт, вдохновленный линиями средневековой архитектуры, создал дом в стиле модерн. Остроконечные объемы, резные флигели, граненый фасад. Внимание притягивают геометрически декорированные печные трубы и арка въездных ворот.


     Дома 5-7 — комплекс построек, принадлежавший советнику коммерции Вельцу. Здесь находился оптовый склад москательных товаров — то есть предметов бытовой химии: красок, клеев, технических масел. 



     В изгибе Съезжинской улицы замечаем дом, треугольно ступивший и на Большую Пушкарскую — доходный дом Ульянова, постройка 1909 года. Рисунок модерна здесь приправлен лепным декором в стиле необарокко. Центральный круглый объем принимает форму башни. Разглядываем полукруглые сандрики — верхние обрамления окон — с изящными женскими головками и гирляндами.



     По переулку Нестерова выходим на Зверинскую улицу. Здесь своя доминанта: круглая башенка дома №17Б. Это доходный дом Асташева и характерный представитель эклектики: системность рисунка и колонны классицизма, декор из эпохи барокко, необычный остроконечный купол. Но самым интересным кажутся горельефы странных существ на фасаде, похожих на драконов. Дом Асташева иногда называют Домом с драконами.



     За ежедневные открытия, за красоту переулка, за концентрацию искусства и новизны - этому городу несомненное и честное спасибо. Всех машин не переставишь, провода все равно попадут в кадр, людей не остановишь, ржавчину не спрячешь размытием - да и зачем? 

     Впереди еще Князь-Владимирский собор, стадион и метро Спортивная. Можно отправиться домой. Или снова исследовать Петербург — любопытно и благодарно. Не бойтесь сесть не на тот автобус или уехать на другую ветку метро. Идите пешком, если хочется. Не жалейте сил. Поднимайте выше голову и всматривайтесь. Город может рассказать сотни историй, сотни жизней — красивых, трагических, счастливых и не очень — навсегда застывших в каменных улицах и переулках.


опубликовано в журнале Полуостров

You May Also Like

0 коммент.