За фасадами Петроградской стороны. Маршрут от Петроградской до Спортивной

     Петербург радушен, встречает стройными колоннами, шпилями, проспектами. Кажется, видели весь — Зимний дворец, Казанский собор, Исаакиевский, башня Дома компании Зингер. Но за ними — неочевидные архитектурные маршруты, с другими чертами, полные открытий, которые можно совершить без билетов и экскурсий.



     Петроградская сторона — особенный район Петербурга. О нем в первую очередь думается, если хочется представить город цельно: частые линии улиц, угловые башни и необычные фасады, маленькие дворы, кофейни, цветочные лавки. Выходим из метро на Петроградской и будем двигаться в сторону Спортивной — осматривать следы эпох и вспоминать удивительные истории этих кварталов.

     Большой проспект Петроградской стороны и соседние улицы застраивались каменными зданиями только после 1861 года — до того действовал запрет. В последней трети XIX века начинается каменная застройка, поначалу — невысокими особняками. Писатель Евгений Гребенка в 1844 году описывал Петроградскую сторону как самую бедную часть северной столицы: длинные ряды узких улиц и деревянных домов, «толкает под бока» мостовая, тускло светит фонарь, еле дышит лавочка мелочей с разбитыми стеклами. 

     Вроде и селились здесь некоторые приближенные Петра, но позже все известные дворцы рождались на другой стороне — Петербург разрастался к Москве. Петроградская сторона была отрезана рекой, окружена болотистой местностью и оставалась в упадке. Трудно поверить, что теперь этот район один из самых престижных — стоимость жилья и аренды очень высокая, магазины открываются самые роскошные, сплошь известные бренды и шоурумы. Контрасты не покидали это место — две улицы, раньше называвшиеся Большой и Малой Дворянскими, в 1918 году стали улицами Деревенской Бедноты.



     Путь известным архитекторам и богатым заказчикам на Петроградскую сторону открыл Троицкий мост, обновленный в 1903 году. Постоянное сообщение с центром подняло статус района. Началась застройка замысловатыми и дорогими домами. Самым прогрессивным стилем в то время был модерн, но в пути увидим и черты неоклассицизма, и эклектики.

Скарабей и Бармалей


     Центр Петроградской стороны — идеально прямой Большой проспект. Начинаем путь по нему от Петроградской. Вот карта маршрута:



     Первая остановка — дом по адресу Большой проспект, 65. Это доходный дом Виноградова, проект архитекторов Барановского и Прокоповича, оконченный в 1913 году. Строгое здание серого камня выполнено в стиле неоклассицизма — об этом говорят прямолинейность центральных пилястр, разделенных балконами. Окна первого этажа витринные. Что могли продавать здесь раньше? Свежую выпечку? Отрезы пестрых тканей и головные уборы? Спички, часы или кухонную утварь? В отделке фасада использованы египетские символы — скарабеи, лотосы, геометрические узоры. Самый яркий из них заметим над окнами четвертого этажа — крылатый солнечный диск бога солнца Ра с двумя кобрами.


     На ближайшем перекрестке сворачиваем налево, попадаем на улицу Бармалеева. На месте дома 2 когда-то стоял деревянный одноэтажный дом, принадлежавший младшей сестре Федора Достоевского Александре и ее мужу полковнику Голеновскому. Нынешний дом построен в 2001 году и стилизован эркерами и угловой башней. 


     Много версий рассказывают о происхождении названия улицы. Наиболее достоверно, что в середине XVIII века здесь жил прапорщик полиции «Андрей Иванов, сын Бармалеев». Но вы, конечно, вспоминаете злого Бармалея из сказки Чуковского — и тоже правы. Лев Успенский в воспоминаниях рассказывает, как Корней Иванович гулял по Петроградской стороне с художником Мстиславом Добужинским. На Бармалеевой улице художник поинтересовался, кто таков тот Бармалей, давший имя улице. Чуковский предположил, что здесь мог жить известный лекарь или парфюмер, англичанин либо шотландец с фамилией Бромлей. Улицу могли назвать Бромлеевой, а потом переделать в Бармалееву: так лучше по-русски звучит. 

     Но Добужинского теория не удовлетворила. Ему казалось, что имя больше подходит злому разбойнику, и прямо на месте набросал в этюднике свирепого бородатого злодея. Так Бармалей и появился на свет — на Бармалеевой улице.

Эркеры, ротонды, атланты

     Возвращаемся к проспекту, замечаем дом под номером 49/18 — жилой, со скругленным углом и башнями по центру фасадов. 


     Повернем на улицу Ленина. №8 — доходный дом лесопромышленников Колобовых. Построен в 1910 году и состоит из четырех пятиэтажных корпусов, соединенных крытыми галереями. Декорирован в стиле эклектики, а нынешний цвет — нежный, зеленовато-мятный. Контуры фасада — неровные, зубчатые. Здесь мы узнаем много специальных архитектурных терминов: эркеры (выступающие части фасада) украшены атлантами — скульптурами мужских фигур, поддерживающих перекрытия. Ворота открывают двор, ограниченный боковыми корпусами, — такой участок называют курдонер. На углу дома — башня-ротонда. 



     Со стороны Пушкарского переулка Колобовский дом опоясывают полукруглые лоджии. Не в стекле и металле, а украшенные белыми телами кариатид — женских фигур, выполняющих функцию поддержки, как и атланты. Здесь же еще одна необычная задумка архитектора — треугольный двор между корпусами. Дом выходит брандмауэром на Малую Пушкарскую улицу — там футбольное поле и спортивная площадка. Здесь в 2009 году появилось художественное оформление в виде росписи по штукатурке «Город». Это контуры фонарей, карнизов, портиков и лепнины, между которых течет цветная река красок. Интересный компромисс между граффити и классической архитектурой.




You May Also Like

0 коммент.