Маршрут в Сочи: гора Ахун и Агурские водопады

(подготовлено для журнала Полуостров)


Сонно выходим из вечернего самолета Санкт-Петербург — Сочи. Сперва — жадный вдох. Он получается сочный, южный, морской. Бросить рюкзаки в гостинице, выбежать к набережной. Увидеть молодой грецкий орех на городской улице, не узнать. Майское море — свежее, безлюдное. Крупные гладкие камни, шипит белая пена. А в пять утра выскочить на балкон, потому что невозможно спать: от вкуса воздуха, тишины и ее спасающих птиц.


Сочи — глоток лета уже в начале мая, пока мы едва выбираемся из пуховиков. Правда, некоторые красивейшие сочинские места пришлось вычеркнуть из планов: на высоте более 1500 метров в это время еще лежит снег.

Утро первого дня хотелось начать с самого впечатляющего, пока силы и эмоции еще свежи. Май — прекрасное время для осмотра водопадов и горных рек: они полноводны и мощны с учетом таяния снега. Из сотни водопадов выбрали относительно доступные каскады на реке Агуре. А перед этим — осмотреть местность с высоты, поднявшись на смотровую башню на горе Ахун. Где-то в сети нашли описание длительного пешего маршрута и решились.

ЗЕЛЕНЫЙ БАРХАТ

Дорога на Большой Ахун не вызывает трудностей: можно добраться на туристическом автобусе или на такси по крутому серпантину. Закладывает уши, легкий вкус железа во рту, если ты не тренирован. Приезжаем на высшую точку — 663 метра над уровнем моря. Здесь небольшой ресторан, прилавки с сувенирами и главное — смотровая башня из белого известняка. Она напоминает древнюю крепость, но на самом деле ей нет и ста лет. Она была построена в 1936 году архитектором Воробьевым.




Поднимаемся по наружным каменным лестницам. Чем выше, тем ветренее. Стены башни оплетают пышные грозди глицинии. Сегодня туман. Горы синие, слоистые, складки камня в белом молоке. Где-то там — заснеженные вершины. Непривычный простор, размах; будто стоишь в громадном зрительном зале, обитом цветущим зеленым бархатом. Видно и море, и предгорья Кавказа.




Чтобы начать спуск с Ахуна, нужно найти деревянные ворота. Они слева от входа в башню, и в них никто не заходит. Сомневаемся. Сюда ли нам? Сверяемся с описанием маршрута. Идем.


Белые скалы во мху. Нежные, тонкие цветы. Заливистые птицы. Зеленый всех оттенков: изумрудный, травяной, мшистый, нефритовый… Настоящий субтропический лес. Воздух пьяный, ноги дрожат с непривычки. Местами камни скользкие, нагрузка на ноги большая, и, если ткань обуви мягкая, идти тяжело. Никогда не думала, что спуск может быть гораздо труднее подъема. По горной тропе идти нужно в хороших кроссовках с плотным носком и подошвой или в специальной треккинговой обуви. Иногда останавливаемся фотографировать и немного размять колени. Встречаем первых попутчиков спустя час-полтора. Они шли таким же маршрутом, но с другого конца — и сообщили, что двигаться до реки еще около часа.


Мы ни разу не заблудились — тропа всегда угадывалась. За полчаса до цели уже ясно слышим шум воды. Наконец выходим к Агуре — в месте притока, который смешно называют Агурчиком. Здесь совсем мелко, можно перейти по камням. Здесь начинается тропа на Орлиные скалы. Нам вниз по тропе, по правому берегу реки. Тропы узкие, камни, корни деревьев. Спотыкаемся от усталости.




ВОДА И КАМЕНЬ

Агурские водопады расположены в Агурском ущелье между двух гор. С одной стороны — Орлиные скалы, с другой стороны — Большой Ахун, а между ними по ущелью протекает Агура. Спуска с Ахуна можно было избежать, если приехать к Агурским водопадам  с другой стороны. Но мы намеренно выбрали долгую дорогу, наизнанку, чтобы дольше побыть в движении, в походе, редком для городских жителей.

Орлиные скалы — популярный маршрут. Говорят, именно здесь был прикован к скале Прометей и терпел наказание. И только красивая девушка Агура жалела его и приносила воду и еду. Боги пришли в ярость и наказали Агуру, сбросив в ущелье и превратив в реку. На Орлиных скалах установлена скульптура Прометея.


Идёшь, вроде тишина, вода бежит по небольшим порогам. Вдруг делаешь шаг ближе — и падаешь в звенящий шум водопада. 



Брызги-пчёлы жужжат. Первый водопад из каскада в красивейшем каменном мешке.


Дальше — один за другим. Средний водопад — около 23 метров в высоту. За ним — двойной каскад, на вид около 30 метров в высоту, с озерцом в основании. Вода нежно-бирюзовая, прозрачная. Прикасаемся: не ледяная, но все-таки холодная. Голодные, уставшие, иногда буквально карабкаемся, но все это не важно. Крутим фильтры на объектив, ставим штатив, переглядываемся в восторге. Чудная живопись воды и камня.






Путь от слияния Агуры и Агурчика и до последнего водопада — всего около двух с половиной километров, хотя и занимает не один час. Иногда переговариваемся с попутчиками. По их одежде и прогулочной обуви начинаем постепенно угадывать, что не так уж далеко оборудованная дорога. И правда: тропинка становится шире, проглядываются ступени и старенькие металлические перила. Справа видим Орлиные скалы — их вершины, будто сколотые огромными щипцами, поблескивают на солнце.


Идем уже часа три, нам звонят родители, кричим в трубку, перебивая шумную реку:
— Алло, у водопада!

Последний водоскат — причудливая скальная чаша. Из нее вода падает в небольшое озерцо, которое называют Чертова купель. Неподалеку — деревянный мост, слоистые каменные берега в тени деревьев. 





Видим кассу. Если начать путь отсюда, будет билет за сто рублей, резная вывеска «Агурское ущелье». Сначала осмотреть Чертову купель, в конце возвращаться единственной тропой обратно…

Но касса была пуста, и билеты купить в этот день было не у кого. Жутковато пустой деревянный навес — как последний аккорд многочасового уединения в лесу. Оглядываемся, вжимаемся в легкие куртки, пропахшие влажностью трав. Не верится.

Через пару минут ходьбы слышим музыку. Откуда бы, посреди холмов? Впереди — большое здание ресторана, сцена, площадка, столы и скамейки на воздухе. Официанты в черкесках. Место называется «Кавказский аул» и популярно у туристов.

Кухня грузинская. Оджахури из свинины, картофеля и овощей. Хачапури с текучим пряным сыром. Орехи, кинза, специи. Ароматный чай с можжевельником и вареньем на шишках. Какие вкусы открываются после шести часов в лесу! Артисты танцуют лезгинку. У меня слезы — как точно, чисто; какой гордый танец. Будто не танцует, а сражается парень, скачет на коне. И девушка — танцует гордо, ни капли кокетства, соблазнения, только сила, энергия. И тянет смотреть, как в мощное водопадение часом раньше, и чувствуется, как вся эта кухня, природа и танец есть одно целое.




You May Also Like

0 коммент.