Почему быть собой - худший совет, если только вы не Опра Уинфри

(перевод статьи Адама Гранта для NY TimesАдам Грант — профессор Уортонской школы бизнеса, автор нескольких книг и научных статей в сфере организационной психологии)


Первое выступление на конференции TED должно было стать самой масштабной презентацией в моей жизни — в процессе подготовки я удалил семь черновых вариантов. В поисках нужного направления я попросил совета у коллег и друзей. «Самое важное  будь самим собой»,  сказал один из них. Следующие шесть человек дали мне точно такой же совет.

Мы живем в век аутентичности, когда «быть собой»  определяющий совет в любви, жизни и карьере. Аутентичность означает отсутствие разрывов между тем, во что вы верите внутри и тем, что вы показываете внешне. По определению Брена Брауна, профессора и исследователя в Хьюстонском университете, «аутентичность  это выбор истинной сущности предмета или личности быть явной».

Мы хотим жить настоящей жизнью, жениться на настоящих партнерах, работать на настоящего босса, голосовать за настоящего президента. В приветственных речах университетов «будь верен себе»  одна из самых распространенных тем, где-то между «расширяй горизонты» и «никогда не сдавайся».

«Я понятия не имела, что, будучи всего лишь самой собой, стану богатой и знаменитой,  шутливо сказала телеведущая Опра Уинфри несколько лет назад.  Если бы я знала это, начала бы пробовать гораздо раньше».

На самом деле, для большинства людей быть самим собой  плохой совет.

На мгновение побуду «самим собой» и скажу честно: никто не хочет видеть ваше истинное «я». У всех нас есть мысли и чувства, которые имеют большое значение для нашей жизни, но о многих из них лучше промолчать.

Несколько лет назад писатель А. Джейкобс провел какое-то время, пытаясь быть кристально честным  абсолютно самим собой. Он объявил редактору, что переспал бы с ней, если бы был одинок, и также сказал няне своих детей, что хотел бы пойти с ней на свидание, если бы жена бросила его. Он сообщил пятилетней дочке, что жук на ее ладони не спит, а умер. Он сказал родственникам, что беседа с ними была скучной. Можете представить, какие были последствия у эксперимента.

«Наш мир держится на обмане сделал вывод Джейкобс.  При полном отсутствии самой незначительной лжи распадутся браки, работники будут уволены, правительство рухнет: случится коллапс».


То, насколько вы стремитесь к подлинности, зависит от черты личности, называемой самоконтролем. Если вы обладаете высоким уровнем самоконтроля, вы постоянно сканируете окружение в поисках социальных сигналов и соответствующе реагируете, корректируя свое поведение. Вы ненавидите неловкие ситуации и стараетесь никого не задеть и не обидеть.

Но если у вас низкий уровень самоконтроля, вы больше ориентируетесь на внутреннее состояние, независимо от внешних обстоятельств. В одном любопытном исследовании было установлено, что за столом при подаче блюда те, кто обладал высоким уровнем самоконтроля, попробовали стейк перед тем, как добавить соль. Те, у кого уровень самоконтроля ниже, солили порцию сразу. Психолог Райан Литл объясняет: «Это выглядело так, будто люди с низким уровнем самоконтроля знают солевые пропорции для блюд лучше других».

Люди с низким самоконтролем критикуют тех, у кого он выше, как фальшивых людей, «хамелеонов». Они правы в том, что для подлинности есть время и место. Некоторые исследования показывают, что люди с низким самоконтролем чаще создают счастливые браки и реже разводятся. В отношениях с партнером искренность помогает развить настоящую и более крепкую связь (если только вы не писатель А.Джейкобс).

Но в большинстве других сфер жизни у аутентичности есть своя цена. Люди с высоким уровнем самоконтроля быстрее продвигаются по карьерной лестнице, получают более высокий статус, отчасти потому, что обеспокоены репутацией. Пока другие называют это наградой за притворство и саморекламу, более сдержанные люди уделяют время тому, чтобы выявить нужды других и помочь им. По результатам 136 исследований, более чем 23 000 сотрудников с высокой склонностью к самоанализу получили значительно более высокие оценки и, скорее всего, получат повышение до руководящих должностей.

Интересно: женщины чаще обладают сниженным уровнем самоконтроля, чем мужчины  возможно, потому что в нашей культуре принято, что женщина может открыто выражать эмоции. К сожалению, это приводит к риску быть осуждаемой за слабость и низкий профессионализм. Когда Синтия Данахер получила должность генерального менеджера группы в Hewlett-Packard, она объявила 5300 сотрудникам, что эта работа пугает ее: «Мне нужна ваша помощь». Она была честна, но ее команда потеряла уверенность в ней с самого начала. Некоторые исследователи также считают, что низкий самоконтроль может иметь пагубные последствия для успеха женщины.

Сдержанные люди тоже могут страдать от веры в силу аутентичности: это предполагает, что есть некое истинное «я», основа нашей личности, комплекс наших убеждений и способностей, которое они скрывают. Но, как неоднократно показывает психолог Кэрод Дуэк, вера в то, что существует фиксированное, неизменное «я», может мешать личностному росту.


Дети, которые видят свои способности как фиксированные, ограниченные, сдаются после неудачи. Менеджеры, которые считают, что талант либо есть, либо нет, не стараются обучать своих сотрудников. «Поскольку мы стремимся совершенствоваться, ясное и твердое чувство собственного достоинства  это компас, который помогает ориентироваться в выборе и двигаться к нашим целям отмечает Эрминия Ибарра, профессор организационного поведения в бизнес-школе Insead. — Когда мы хотим что-то изменить, наша жесткая и неподвижная самооценка становится якорем, который тянет ко дну и мешает идти вперед».

Но к чему тогда стремиться, если не к подлинности нашего «я»? Десятилетия назад писатель Лионель Триллинг дал ответ, который может звучать банально и старомодно: искренность. Вместо того чтобы искать наше внутреннее «я» и прилагать последовательные усилия, чтобы выразить его, Триллинг призывает начать с нашего внешнего «я». Обратите внимание на то, как мы представляем себя другим, а затем стремимся быть людьми, которыми себя называем.

Вместо того чтобы меняться изнутри, попробуйте наоборот  начать с внешних действий.

Когда доктор Ибарра изучала поведение менеджеров в банковской, инвестиционной и консалтинговой сфере, она обнаружила, что люди с высоким уровнем самоконтроля чаще, чем их «настоящие» сверстники, экспериментировали с разными стилями лидерства. Они наблюдали за топ-менеджерами организации, заимствовали их язык и действия и практиковали их, пока они не становились для них второй натурой. Они не были «собой», но были искренними. Это делало их более эффективными.

Переход к такому пониманию аутентичности может быть особенно важен для милленниалов.  Большинство различий между поколениями преувеличены  они обусловлены прежде всего возрастом и зрелостью, а не принадлежностью к поколению. Но один надежный вывод состоит в том, что молодые, как правило, меньше озабочены социальным одобрением. Аутентичное самовыражение прекрасно работает, пока работодатели не начнут смотреть ваши профили в социальных сетях.

Я интроверт, и я начинал карьеру с большим страхом публичных выступлений. Поэтому мое настоящее «я» было как раз тем, что мешало мне выступать на TED. Но стремясь к развитию и обмену знаниями, я провел следующее десятилетие жизни, учась делать то, что доктор Литтл называет «действиями не по характеру». Я решил быть тем человеком, которым я себя называл, тем, кому комфортно находиться в центре внимания.

Это сработало. В следующий раз, когда вам скажут «просто будь собой», не слушайте их. Никто не захочет услышать все, что есть в вашей голове. Люди просто хотят, чтобы ваши слова не расходились с делом.

You May Also Like

0 коммент.